1 (изменено: Tabletkin, 2019-10-10 20:11:32)

Тема: В одном лесу. Басня

Всему живому в свете есть любимый дом
С порядком мудрым, преданный заботам,
Так мишке бурому милее бурелом,
Кулик носатый хвалится болотом.
Но все ж полегче, если сообща
Вести хозяйство, следуя заветам,
Знакомый уж, охотясь на леща,
Такую мне историю поведал.

Был лес, как лес, другому не отличный,
В той местности похожие леса,
Но вот по статусу считался он столичный
Так сдревле вышло, да и звери за.
Богат тот край овражными ручьями,
Озерных вод – исчадье чистоты,
Орехом спелым, ягодой, грибами,
Пчелиный мед, луговые цветы.
Конечно,  день на день не попадает,
Бывает, что кого-то кто-то съест.
Не по злобе, так цепь предполагает,
Та, пищевая, жизненный процесс.
На то почти никто не возмущался,
Природа брат, такие тут дела,
До той поры, как в роще не промчался
По ветру слух с сорочьего хвоста.
С той пестрой бестией столкнулся ёж заблудший,
Из бора дальнего, где теплая зима.
Там жизнь, ей уверял, насыщенней и лучше.
Там демократия, законы, там права!
Слова ежа, как шишкою осенней
Попали в плодородные места
И тут как тут к лесному населенью
С идеей трется рыжая Лиса:
«Уж сколько провели мы в ожиданье» -
Втирает ловко на большом собранье,
«Пора приватизацию ввести,
В местах родных порядок навести!»
Коль демократия в лесу,
То тут уже порядок новый.
Всем, кто поддерживал Лису,
Раздали ваучер дубовый
И лисий начался обед
На десять долгих сытых лет!
Противных много не нашлось,
Хотя в лесу герои были,
Один пернатый пер, как  лось,
Но шею Лебедю скрутили.

Лиса и прочие хорьки
Не будут полною картиной
В рассказе грустном, а меж тем,
Помимо лисьих грязных схем,
Лес покрывался паутиной.
Сейчас Паук, как бог Ярило
Иль кто-то с рифмою такой,
Его так сравнивают мило
Пришедшие на водопой.
Но чтоб язык не ведал злой
Рассказы с ним пропустим мимо.
Я, слышал, многим мнут бока,
Кто говорит про Паука.
Тут спрашивал один зануда:
«А что Медведь, Потапыч где?»
Он ж с ледникового периода
В лесу всегда был во главе.
С ним вовсе вышло наважденье!
Мало того, что зиму спит,
Вдруг стал впадать в оцепененье,
Сидит и в озеро глядит.
В озерных водах отраженье
В нем вызывает умиленье.
Он лапой водит и следит,
Потом поест и снова спит.
Вокруг - что мир перевернулся
И, без желания зверей,
(Над ними будто все смеются)
Предлесьем правит Воробей!
Его пузатыми друзьями,
Родней, приезжими бобрами,
Был хатками застроен лес,
На нем, по сути, ставим крест!
Пропал тот бор и все предлесье,
Не выгнать стаи воробьев,
Сидят, как коршун на насесте,
Как Гриф на банке огурцов!

Куда бежать? Куда деваться?
Кто посмелее, тот решил
Поглубже в чащу перебраться,
Что б только  дальше от Ярил.
Сказать по правде – прикипело!
К свободной жизни в бурелом
Животных тянет напролом,
Но в сумерках такое дело!
Под лунным светом на поляне
Лежит, как остров в океане,
Клыкастый, с мордой, словно мяч,
Невероятных форм Секач!
Бездонней нет кабаньей пасти,
Без перерыва длится жор,
Не применим при новой власти
В лесу естественный отбор.
Волки вчера за ним следили,
Сегодня в гвардию одну
Все сбились, кто, поддавшись силе,
Кто за бесплатную нору.
Гвардейцев серые мундиры,
Покрытых шерсткою густой,
Затмил всех китель командира,
Шикарной шкурой золотой.
Срослись корнями и бровями
Паук и волки, кабаны -
Печально зрелище пред нами,
Как это допустить смогли?
Как обеднел богатый лес?
Полей не видно с клеверами,
Что не добил кабаний трест,
Все растащилось воробьями.

Давно ужа я не встречал,
Исчез, как ветром лист гонимый.
Мне б уточнить, он мне наврал
Или рассказ его правдивый?
Тут шел, смотрю – ужа узор
И хвост, с ним бегают волчата.
Пойду-ка я в соседний бор,
Пока не вышли кабанята.

15